9
Июл
2021

Так кто же Я на самом деле?

Если ты думаешь, что уже достиг уровня «не знаю», то еще не знаешь, что ты все еще знаешь. Так начинай знать это и снова достигать «не знаю»… Совершенно необычная статья о Пуриме: сбросить все маски и маскарадные костюмы, чтобы добраться до самой глубокой еврейской сути.
«Сказал Раба: обязан еврей выпивать в Пурим до тех пор, пока не перестанет отличать (буквально: “не перестанет”, ад дэлояда) “проклят Ãман” от “благословен Мордехай”» – это изречение из Талмуда является основой веселья Пурима как в Ãлахе, так и в сокровенной части Торы.
Но что означает: «пока он не перестанет отличать (ад дэлояда) “проклят Ãман” от “благословен Мордехай”»?
Ад дэлояда – это своеобразный процесс, а не некое статичное состояние, точка на непрерывной оси типа «сейчас я “не знаю”». Процесс продолжительный и все углубляющийся: вначале «я знаю», затем я прихожу к состоянию «не знаю», но тут передо мной возникает новый уровень «знаю», и я достигаю его. И так оно и идет дальше: я «знаю – не знаю, знаю – не знаю» и т. д.
Теперь продемонстрируем ад дэлояда на нескольких уровнях, один выше другого. Это подобно тому, как во время опьянения продолжающийся процесс душевного подъема все усиливается.
Те, кто читает эту статью в Пурим, может сказать вместе с нами лехаим! на бокал с вином на каждой стадии.

Первый бокал: возвеличение праведника и падение злодея
Лехаим, лехаим!
Короче говоря, ад дэлояда означает, что мы не различаем, что именно приносит нам бóльшую радость: поражение Ãмана или возвеличение Мордехая. В Пурим не скрывается, что падение Ãмана действительно радует нас, и достаточно услышать в синагоге трещотки и разные «Бум! Бу-у-ммм!!!» при чтении Мегилы (книги Эстер), чтобы заметить всплески радости среди присутствующих (более сильные, чем крики «г-о-о-ол!!!» на стадионе во время футбольного матча). Это не злорадство и не зубоскальство, а радость осознания, что Всевышний всегда присматривает за нами и защищает нас: «ведь не дремлет и не спит Охраняющий Израиль». И в истории Мегилы Он вмешивается в события и оборачивает их в нашу пользу: злобный замысел Ãмана превращается в конечном итоге в наше благо (кому, например, принадлежит идея приготовить высокое дерево в 50 локтей?).
С другой стороны, мы радуемся и тому, что Мордехай достигает высочайшего положения при царском дворе. Мордехай – это наш «Ребе», любимый лидер всего народа Израиля, и вот теперь он становится самым важным человеком у царя Ахашвероша, как написано в последней строфе Мегилы: «…потому что Мордехай-Иудей вице-король Ахашвероша…». Мы по праву гордимся тем, что этот сильный, хороший человек и победитель – «наш», и видим в этом проявление Творца при освящении человеком Его Имени, ведь праведник представляет не только нас, но и Его, Святого Благословенного. Не забудем, что вся история началась с того, что Мордехай отказался поклоняться Ãману, тем самым освятив Имя Всевышнего.
Действительно, трудно понять, чему мы больше радуемся: поражению Ãмана или возвеличению Мордехая. Пока голова у человека еще ясная, он, как правило, твердо знает, что он предпочитает – то или другое, но после одной пропущенной рюмки (или больше) уже трудно решить. Начинается ад дэлояда.

Второй бокал: так кто же я на самом деле?
Лехаим!
До сих пор мы рассматривали Ãмана и Мордехая как два образа, находящиеся вне нас, но более глубокое толкование позволяет нам посмотреть на Ãмана и Мордехая как на различные аспекты внутри нас самих. Согласно этому подходу, «пока он не перестанет отличать “проклят Ãман” от “благословен Мордехай”», ад дэлояда, означает, что я не знаю, как мне относиться к самому себе: как к «проклятому Ãману» или как к «благословенному Мордехаю»!
Предположим, что в целом я «хороший еврей», веду себя так, как предписывает Шулхан арух, но что стоит за этим: кто я такой на самом деле? Может быть, я – «Мордехай-Иудей», который хочет делать добрые дела, и только мое негативное начало приходит ко мне извне и пытается подстрекать меня против моей воли? Или все наоборот: внутри я действительно «злодей Ãман», наполненный дурными побуждениями, страстями, похотью, гневом, гордыней и другими отвратительными качествами, но все же обычно я могу как-то подчинять себе этот вулкан и маскироваться под праведника?
Учат наши мудрецы, что обычно я должен смотреть на себя именно как на злодея Ãмана: «Даже если весь мир говорит тебе: ты праведник – смотри на себя как на грешника». Верно, у меня есть много хорошего, у меня есть чистая Б-жественная Душа, которая «буквально частичка Б-га свыше», но в основном я отождествляю себя с менее возвышенными сторонами личности, с физической витальной душой (называемой в хасидизме душой животной). Это и есть мое базовое «я». Но есть еще и «Душа, которую Ты мне дал», и она может и должна властвовать над низшей стороной моей личности. Только так я в состоянии приподняться над самим собой и вести себя как человек, а не зверь, но где-то в глубине души я все-таки действительно не Б-г весть что, волк в овечьей шкуре…
А вот у того, кто считает себя праведником, есть серьезная проблема – здесь начинает проявляться ее величество Гордыня, мать всех грехов!
Короче говоря, мое «хорошее» начало говорит мне: «ты – мерзавец Ãман!», а мое «плохое» начало говорит мне: «ты – праведник Мордехай»…
Но что происходит в Пурим? С одной стороны, деликатные, настоящие и глубокие люди после нескольких рюмок начинают хешбон нефеш и погружаются в самокопание и самокритику, что обычно мы несколько подавляем в себе…
После нескольких рюмок я вполне готов признать, что на самом деле в секретном «сейфе» моей души есть «ящик с разными гадами и нечистью», о которых страшно даже подумать. И тогда я начинаю рыдать (нет, это не пьяные слезы!), признавая, что я сам – «злодей Ãман», которого только чудом не повесили на дереве…
Но, с другой стороны, когда я уже хорошенько навеселе, вполне могу сказать, что я – праведник Мордехай!
Круглый год мы занимаемся главным образом теми слоями души, в которых наше ощущение себя достаточно «не комильфо». Но в Пурим мы достигаем ощущения той сокровенной точки нашей сути, в которой мы все праведники. Эта самая глубокая еврейская суть обязательно пробуждается в Пурим – и тот, кто пробуждает ее, тот сам и есть Мордехай-Иудей!
Есть большие цадики, которые могли бы похвалить себя без того, чтобы это нанесло им вред. Таким ярким примером служит Моше Рабейну, написавший о себе в Торе слова: «Моше же был скромнейшим человеком из всех людей» – и он остался таковым даже после того, как написал эту строфу! Этого уровня мы можем достичь в Пурим: несмотря на мое не Б-г весть какое представление о самом себе, под всеми позами, масками и маскхалатами я – еврей и как таковой – «благословенный Мордехай-Иудей».
Таким образом, я вышел на тот уровень, где я действительно не знаю, в каком месте шкалы между «проклятым Ãманом» и «благословенным Мордехаем» нахожусь! Так кто же я на самом деле!?

Третий бокал: жить в настоящем времени
Лехаим!
Теперь держитесь покрепче.
На самом деле мы вовсе не дошли до настоящего «незнания». Потому что при любом рассмотрении, кто я: Ãман или Мордехай, я занят именно познанием, самоопределением. Стараюсь уловить и определить свою принадлежность, сущность и решить, кто я: грешник или праведник, такой или сякой. Стараюсь познать самого себя, и даже если результатом будет ничья, я все же занимаюсь именно самопознанием. Это еще далеко не ад дэлояда!
Сейчас, после третьего бокала, необходимо понять, что главное – это вообще не задаваться вопросом «кто я?». Сейчас мы объясним выражение «не видеть разницы между “проклят Ãман” и “благословен Мордехай”» так: меня вообще не волнует, кто здесь проклятый Ãман и кто благословенный Мордехай, потому что я не даю себе никакой оценки и никакого определения. Ведь все известные мне достоинства и недостатки на самом деле это не «я», да и, может быть, это все иллюзии… Кто знает, что находится у меня в корне души! Не стоит думать об этом – пустая трата времени. Ведь служить Всевышнему означает жить настоящим моментом! С этой секунды я – просто бесформенное сырье, и тогда возможно все: или я буду прямо сейчас «благословенным Мордехаем», или, не дай Б-г, «проклятым Ãманом». И в следующий момент мне нужно будет заново выбрать (полную свободу выбора еще никто не отменял!), кем быть: Мордехаем или Ãманом. Бессмысленно определять себя как грешника или как праведника, или как некую другую отметку на шкале, поскольку сама попытка «определить свое место» не достигнет цели, – ведь я живу в настоящем времени, выше любого определения, выше рационального разума, могущего ухватить лишь то, что уже есть. По-настоящему важно только то, что необходимо сделать сейчас.
Алтер Ребе в книге Тания представляет образ «среднего» (бейнони) – желаемую модель, к которой нужно стремиться. Бейнони это тот, кому нельзя даже на секунду оценивающе смотреть на себя, чтобы сказать «я такой». Тот, кто всегда средний, он находится между: между «проклятым Ãманом» и «благословенным Мордехаем».
В каждую конкретную минуту я заново оказываюсь в начале отсчета, в нулевом моменте времени, и снова должен заботиться о том, чтобы сделать хороший выбор (и даже если я споткнулся и упал, не стоит слишком всматриваться в уже происшедшее, а нужно снова быть в «начале отсчета», выбирая теперь лишь добро). Хотя так нам следует вести себя весь год, все же трудно полностью утерпеть, чтобы не ставить самим себе какие-либо оценки. Только в Пурим, после нескольких полных бокалов, позволяющих нам забыть о самих себе, мы можем действительно подняться на такой уровень, где совершенно ад дэлояда, где существует только «здесь» и только «сейчас».

Четвертый бокал: кто прячется за всеми масками
Скажем еще раз лехаим! и сделаем еще один глубокий вдох. Мы начали с незнания, от чего у нас большая радость: от падения злодея или от возвеличения праведника? Далее мы окунулись в полную неопределенность, кто мы есть на самом деле. Поднялись до уровня, когда вообще неважно, кто я такой, ведь кругом лишь карнавальные костюмы…
Теперь пришло время, чтобы сорвать все маски и выяснить, кто же на самом деле скрывается за ними. В конце концов, Пурим является праздником Мегилат Эстер, то есть «раскрытия сокрытого»!
«Действительно, Ты – Б-г скрывающийся, Спаситель Израиля» – за реальным Ãманом (что висит на дереве), за реальным Мордехаем-Иудеем (что сидит на коне), за моим маленьким Ãманчиком (что внутри меня), за моим маленьким Мордехайчиком (что там же, внутри) и за моим нынешним «здесь» и «сейчас» – за всем стоит Он, Святой Благословенный. Ведь «нет ничего, кроме Него»! И если снимать с реальности кожуру слой за слоем, сдирать ее с пространства и времени, со всех действующих персонажей и искать «голую суть», если стремиться найти во всем нечто сущностное, реальное и настоящее – доберешься, в конце концов, до Сути Самого Творца.
Обычно, весь год, невозможно полностью поднять этот занавес, иначе весь спектакль будет испорчен… Но на самом пике Пурима можно раскрыть эту тщательно сокрытую тайну: за бесчисленными масками этого мира, за всем-всем стоит только некто Один, Единственный и Неповторимый, Живой и Действительно Настоящий…
Теперь мы подошли вплотную к пониманию отсутствия принципиального различия в нашем восприятии между «проклят Ãман» и «благословен Мордехай», потому что и за Ãманом я вижу Б-га!
Эта понимание не имеет целью породить хаос и анархию, не дай Б-г. Это неуловимое «знаю» незнания, ад дэлояда, которое ощущает тайну всей реальности, и оно не противоречит той простой истине, что у нас есть четкая задача выбирать добро и гнушаться зла. Наоборот, это причина того, что все возможно: подобно тому, как Всевышний облекается в маскхалат и скрывается везде, так и мы пойдем по Его стопам и решим ходить весь год в маскхалате Мордехая.
Примечание для продвинутых учеников. Итак, можно сказать:
– внешняя реальность соответствует малхуту, миру Асия;
– мой внутренний мир с добрым и злым началами соответствует мидот, миру Йецира;
– чувство настоящего времени среднего (бейнони) соответствует бине, миру Брия, создаваемого в каждый момент из «ничто»;
– «Б-г скрывающийся» соответствует хохме, миру Ацилут.
Имеющий опыт изучения Каббалы и хасидизма с легкостью видит, что четыре рассмотренных уровня соответствуют четырем буквам Имени Ãвайе снизу вверх.

Моше и Мордехай
И в заключение,
Пурим обычно приходится на дни, расположенные в непосредственной близости от недельной главы Тецаве. Эта глава обладает уникальной особенностью: она единственная глава в Торе с момента рождения Моше Рабейну (в главе Шмот), где имя Моше не упоминается вовсе. Хотя сама глава Тецаве начинается со слов «И ты повелишь», и все продолжение является прямой речью Моше, само имя  Моше почему-то опущено.
В хасидизме объясняется, что это указывает на самый высший уровень Моше. Как мы видели, можно «шелушить» снаружи свою личность все больше и больше, пока не коснемся чего-то, что уже неведомо, ад дэлояда, за пределами всех завес моего «Я». К этой точке приходит Моше Рабейну, когда исчезает его явное имя, оставляя только «Ты», к которому обращается Б-г.
«Мордехай в своем поколении, как Моше в своем поколении». Душа Моше Рабейну перевоплощается в Мордехая а-йеуди, и сочетание этих двух образов приводит нас к самой внутренней сущности еврея, после удаления всех шаблонов, масок и маскарадных костюмов, ад дэлояда, следующей после всех познаний. Я веселый еврей. И это главное!
Лехаим! И веселого Пурима!