25
Июн
2017
sokrovischa

Помогая друг другу

Рабби из Каминки рассказывал, что однажды к рабби Исраэлю Бааль-Шем-Тову пришел удрученный судьбой нищий, чтобы обрести избавление от бед. И сказал ему цадик: «Пойди к такому-то мосту, и сбудется твоя мечта – найдешь клад серебра и золота».

Отправился туда бедняк, занялся поисками сокровищ, но ничего не обнаружил.

Живший неподалеку полузнакомый бедный портной увидел его и спросил, что он ищет. Тот рассказал ему о совете БеШТа и посетовал, что ему так и не удалось ничего найти, несмотря на все старания.

Ответил ему портной: «Я тоже был у Бааль-Шем-Това с той же заботой, и он сказал мне пойти по такому-то адресу и что там под печкой я найду большой клад. Но как же я буду копаться в земле в чужом доме?! »

Услышав об этом, нищий подумал: «Ба! Это же адрес моего дома! Пойду-ка я домой искать клад!»

Так и произошло – под его печкой оказались предсказанные сокровища.

А портной сказал себе: «Ведь я уже и так здесь, под мостом, почему бы мне не попробовать поискать тут клад?! Не исключено, что слова того парня, сказанные от имени Бааль-Шем-Това, истинны!» Тщательно покопав под мостом, он нашел там большой клад.

В результате разбогатели оба…

И обоих начали терзать угрызения совести: «Всевышний дал мне найти клад, но тем не менее, я-то разбогател вместо другого еврея! Как же я смогу посмотреть ему в глаза, ведь он помог мне выйти из нищеты, а сам остался бедным!»

И приняли они оба одинаковые решения: принести другому в подарок узелок серебра и золота. Так они и поступили – отправились искать друг друга.

Встретившись по дороге и узнав друг от друга о случившемся, оба были вне себя от радости. Осталась одна забота: что делать с этими узелками денег? И поскольку у одного была дочь, а у другого – сын, то решили они породниться, поженив своих детей, и дать эти деньги им в приданное.

И закончил этот рассказ рабби из Каменки такими словами: «Рассказывая эту историю во время трапезы мелаве малка (провода субботы) мы можем удостоиться хорошей парнасы. И после этой истории уже не рассказывать других историй, а сразу прочесть Шир а-маалот и биркат а-мазон (благословение на еду)». Он тут же прочел Шир а-маалот и сказал: «Иногда мы достойны избавления от бед, но не можем его достичь. Тогда оно приходит благодаря помощи, оказанной другому».

По Оцар а-сипурим 3, 16

Ищи её как серебро

Зачем понадобилось Бааль-Шем-Тову посылать бедняков искать богатство так далеко, ведь в результате оба нашли его подле себя?

Нередко мы встречаем случаи, когда праведники посылают избавление, но вынуждают людей прикладывать при этом определенные усилия. Можно объяснить это так: усилие является тем инструментом, с помощью которого цадик помогает просящему укрепиться в вере в него, цадика, и в сказанное им (а через веру в цадика укрепляется простая вера во Всевышнего, как сказано в Торе:«И поверили [евреи] в Ãвайе и в Моше, раба Его»), и благодаря этой вере и приложенным усилиям приходит спасение. Так поступил с нами и Всевышний перед Исходом из Египта: у нас не было заслуг для избавления, и Он дал нам две мицвы – Песах и брит мила (обрезание) – благодаря которым мы удостоились Геулы.

Развивая эту мысль можно объяснить глубже, что в этой истории рассказывается не только о кладе материальном, деньгах, но и кладе духовном, называемом «сокровищем трепета перед Небом», как сказано: «Если будешь искать его как серебро, разыскивать словно клад, то постигнешь страх перед Ãвайе …».

Оба бедняка просили лишь об избавлении от нищеты (или просто хотели немного денег), но БеШТ отнесся к ним намного более щедро, направив их к тому, что является корнем парнасы – ясному ощущению: всеми делами людей управляет рука Всевышнего, и только от нее мы получаем все средства к существованию.

В этом-то и заключается секрет силы этой истории стать сгулой для парнасы: она выставляет в забавном свете серьезнейшие усилия, прилагаемые людьми в поисках денег, и показывает, что, по сути, бедняку недостает не богатства, находящегося под печкой его дома, а связи с Б-гом и страха пред Ним.

А для достижения Б-гобоязненности, разумеется, жизненно необходимо прилагать собственные значительные усилия, поскольку сказано: «Все в руках Неба, кроме страха перед Небом». Ясно, что страх пред Небом должен быть «в доме» у каждого; это не тот вид «имущества», который можно добыть, копая у кого-либо другого, или взяв у него взаймы.

Сказано: «Ибо будете [Мне] землей желанной». Как в земле есть множество полезных ископаемых, так и в каждом еврее скрыты высочайшие качества, в особенности – сокровища страха и трепета перед Небом, обнаруживаемые лишь когда их усердно ищут и тщательно «копают» в душе.

Иногда случается, что спускающееся с Неба через праведника большое благословение приводит к тому, что страдает духовный уровень самих получающих это благословение. Не каждый удостаивается того, что цадик будет для него «посредником, соединяющим» его со Святым Благословенным.Есть и такие, для кого он (не дай Б-г!) становится «посредником разделяющим», и тогда их простой Б-гобоязненности наносится ущерб.

В нашей истории в фундаменте чуда лежит полное и ясное осознание: только у Святого Благословенного есть сила управлять всеми людскими делами, поэтому Б-гобоязненности героев опасность не грозила.

Парнаса в паре

Герои истории непохожи, каждый по-своему реагировал как на слова БеШТа, так и на происходящее с ним.

Первый бедняк совсем нищий. Видимо, у него нет даже профессии. Возможно, именно поэтому он проявляет столько усилий, чтобы выполнить указание Бааль-Шем-Това, хотя был послан на поиски клада так далеко. По сравнению с ним портной более равнодушен. Хотя и он находится в затруднительном положении и поэтому обращается за помощью к праведнику, но полученное им от БеШТа указание оказывается ему не по силам.

Нищий, несмотря на всю его старательность и расторопность, нуждается в помощи портного, поделившегося с ним своими мыслями и переживаниями лишь из сочувствия к нему и к его неудачному поиску клада, и только благодаря этому чувству участия бедняк находит свой клад.

Сам портной, благодаря которому к нищему пришло спасение, разумеется, тоже нуждается в деньгах. Тем не менее видно, что решительность и энергия, с которыми он начинает копать под мостом, пришли к нему только после встречи с нищим. Без этого катализатора он так и остался бы в апатии, не пробудившись к активным действиям.

Стоит обратить особое внимание на места, в которых наши персонажи находятся свои клады: портной – под мостом, символизирующим, согласно книге Зоар, воду и сфиру хесед, Он находит клад вне дома и не особо близко к нему, что указывает на то, что он не сам пробудился к действиям. Сокровища упали ему в руки без какого-либо заметного усилия с его стороны. Единственная его заслуга, из-за которой он и удостоился находки, – мицва соучастия в горе бедняка и сочувствие к нему. Мицва притягивает свет, остающийся вовне и не входящий вглубь человека.

Нищий же находит свой клад под печкой, символизирующей огонь и сфиру гвура (возможно, это вознаграждение за тот жар, с которым он бросился выполнять указание праведника). Он находит клад в собственном доме – это указывает, что побуждение человека действовать собственными силами, идущее из глубин его личности, вызывает ответную реакцию Свыше, и новый свет начинает светить в глубине его души, проливаясь изнутри на всё его ближайшее окружение.

Сказал один цадик, что Ребе нам нужен, чтобы получать советы, каким образом выполнять волю Всевышнего, а ещё нужен хороший друг, чтобы можно было вместе выполнять советы Ребе.

Как находить парнасу

Высказывание цадика из Каминки, что рассказывание или чтение этой истории – особая сгула для парнасы, иллюстрирует важный принцип: «никто не [может даже] прикоснуться к приготовленному [Свыше] для другого».

Сколько бы ни копал нищий под мостом, ему так и не удалось бы найти клад. А портной мог бы под тем или иным умным предлогом покопать в доме у нищего, однако Всевышнему было угодно, чтобы этого не произошло.

Когда человек знает, что парнаса не добывается в борьбе с конкурентами, он упасется от бессмысленной погони за ней.

На исходе шабата многие ощущают, как накатывается напряжение и уныние, как уходит отрада шабата и новая рабочая неделя маячит в дверях. Что есть будни как не непрерывная гонка быть умнее других, проворнее, увереннее в себе – и так преуспеть больше остальных? Нет, дело не в том, что все одержимы стремлением к наживе, просто они считают, что таковы правила игры.

Шабат же для них – своего рода убежище от безумной гонки, как для тех осужденных на страдания в геиноме, что отдыхают в шабат и лишь на его исходе возвращаются к своим мучениям.

Однако если «никто не [может даже] прикоснуться к приготовленному [Свыше] для другого», значит парнаса не валяется на ничейной полосе. Все получают пропитание со стола Святого Благословенного, и каждый принимает свою порцию прямо из Его Руки, как сказано в Хумаше о манне: «не оказалось излишества у собравшего много, а у собравшего мало не было нехватки». У простого смертного нет абсолютно никакой возможности лишить кого-либо парнасы или, наоборот, предоставить ее в изобилии. Когда душевные силы больше не тратятся на бессмысленные беготню и суету, душа свободна услышать и понять, что говорит ей Всевышний, как Он разговаривает именно с ней, как Он посылает причитающееся только ей.

Поэтому пока наш портной пребывал в заблуждении, что нищий мешает получить причитающийся ему клад – ведь не мог же он копать в доме, принадлежащем другому человеку! – он не мог взять своё. Но с момента, когда жизнь перестает быть рутинной и события становятся необычными и удивительными, портной понимает, что все происходящее направляется Рукой Свыше, и в нем пробуждается спящий мазаль (корень его души, проявление Б-га). Он не был востребован ранее, ведь портной считал, что его удача зависит лишь от воли случая и не пытался искать его в корне свой души. Но вот мазаль явно сигнализирует, что хотя нищий уже копал здесь изо всех сил, все же стоит попробовать и ему, и портной слышит его, пусть не совсем осознанно.

Однако эта история сгула не только на материальную парнасу. Во время трапезы мелаве малка мы все еще остаемся в атмосфере и свете царицы субботы, и нас интересует совершенно другая парнаса. Вся неделя проходит под знаком рацо (рацо, רצוא):от начала и до самого наступления шабата мы торопимся и бежим (рацим) – стремимся найти сокровища в самом нашем служении Всевышнему.

Земля полна золота и серебра, и не только в виде драгоценных металлов.

Серебро, кесеф, указывает на страстное стремление (кисуфим) стремглав нестись за искрами любви Всевышнего, хесед.

Золото указывает на страх и трепет (гвура, как в книге Йов 37,22) перед Б-гом, который «упал вниз», «разбился» и рассыпался на множество мелких и низких страхов.

Эти следы любви и трепета находятся в нашей реальности, и мы ищем их, как ищут клад.

Шабат (שבת) от слова «возвращение»(шов, שוב) – день отдыха. Совет Книги Йецира: «Если бежит твое сердце – возвратись к Одному», реальность чужда нам и подчас низменна, мир полон склок и вражды. Единство Б-га в нем скрыто. Мы изнемогаем, и силы наши истощаются, душа наша жаждет вернуться домой, к своему Источнику, к ясной и наполненной светом реальности Одного Творца.

Трапеза мелаве малка (провода субботы) призвана подбодрить нас, укрепить наши сердца и гарантировать, что вдохновение шабата останется с нами и будет сопровождать нас во всех делах рук наших, всю неделю.

И на основе этой гарантии мы приобретаем силы и готовность начать дела новой недели (рацо, רצוא) – чтобы найти собственный клад (оцар,אוצר ).

Ор Исраэль 3, 103