14
Mar
2017

Государство Ãлахи или Еврейское государство?

Статья первая.

Есть много предубеждений и популистских лозунгов, связанных с этой темой:
“Государство Ãлахи” – кончилось государство; если Государство Израиля будет жить по Торе, это будет монстр, конец света. Всех, кто не соблюдает Шабат, будут забивать камнями, будут убивать всех, кто не одевается и не ведет себя скромно, будет запрещено есть некашерную пищу и т.д. Одним словом – “еврейская инквизиция” или “еврейский Иран”.

Да, подобная перспектива пугает, и не напрасно. И не только евреев, определяющих себя как нерелигиозные и несоблюдающие. Даже евреи, всерьёз и честно соблюдающие мицвот, бывает, что нарушают Ãлаху, и, случается, что сознательно. И сама мысль о государственной системе, занятой выискиванием и наказанием грешников, страшна и не вызывает желания строить такое чудовище.

Дело личное, дело общества.

Эта мрачная картина порождена путаницой между сферами жизни личности и общества. На протяжении тысяч лет галута Тора, и вообще еврейская жизнь, ужались до сферы “индивид-семья-община”. Сфера жизни “общество-народ-государство” не существовала вообще. Когда наш народ начал возвращаться в Эрец-Исраэль и создал в ней государство, в сфере “общество-народ-государство” всё было организовано как у других народов: Государство Израиля ведет себя как государство совершенно светское, вне какой-либо связи с Торой, но позволяет людям вести еврейскую жизнь в сфере “индивид-семья-община” (кстати, в этом Государство Израиля практически ничем не отличается от многих стран свободного мира). Но хуже всего, что многие евреи, как несоблюдающие, так и соблюдающие, не ощущают недостатка в главенстве Торы в сфере “народ-общество-государство” и воспринимают как должное эти правила игры, что место Торы и иудаизма лишь в личной сфере жизни.

Таким образом из предположения, что место иудаизма лишь в сфере “индивид-семья-община”, вытекает ошибочное представление, что если Тора займет главенствующую роль в сфере государства, ее главным занятием будет принуждение индивида к жизни по Ãлахе в сфере его личной жизни. Это и есть то страшное “Государство Ãлахи”.

Но это не более чем ошибка, экстраполяция мироощущения галута. Главная задача настоящего Еврейского государства – это именно и только сфера “народ-общество-государство”: управление государственной машиной и нацией согласно Торе: международные отношения, силовые структуры, внутренние дела, структура хозяйства и экономики, система здравоохранения и другие.

Тора должна обучать, как они должны работать, направлять их деятельность и руководить.

Не заставлять, а склонять к добровольному принятию.

А что же будет в сфере “индивид-семья-община”, с жизнью по Торе на этом уровне?

В первую очередь следует подчеркнуть, что Тора осознает и принимает в расчет ситуацию, что еврейский народ далек от полного соблюдения мицвот и жизни по Торе. В такой ситуации Санэдрин не применяет данное ему право смертной казни. Более того, именно ради этого НЕ ПРИМЕНЕНИЯ смертной казни Санэдрин в своё время покинул предписанное место при Храме и переехал в другое место, где он НЕ ИМЕЕТ права вынесения смертных приговором. Недаром, как известно, мудрецы называют “кровавым” Санэдрин, вынесший смертный приговор раз в 70 лет! Ведь главная функция Суда Торы это не казнить преступников, а судить по справедливости и милосердно, и умножать мир в мире с помощью обучения людей Торе, мудрости Б-га.

Вообще о Торе сказано, что “методы ее приятны и пути – пути мира”. Авторитет и влияние Торы проистекают из ее истинности и глубины, а не из насилия и грубой силы.

Рамбам пишет о Машиахе, что он “заставит (якуф) всех евреев идти по пути Торы”. (Слово якуф почему-то переводится обычно как “заставит”). Любавичский Ребе добавляет: мирно и с приятностью. Но как такое вообще возможно?!
Слово якуф переводится и как “склонит”. Склонить можно мирно и приятно. Как?

Дело в том, что общественный дискурс имеет решающее влияние на атмосферу в обществе и через нее – на образ жизни каждого из членов общества. Сегодня государственные институты и общественный дискурс в стране совершенно светские и несколько высокомерные относительно Торы и соблюдающих евреев. Да, частное лицо (или община) может соблюдать мицвот как ему заблагорассудится, но общее отношение в общественном дискурсе к конкретному индивиду, “одному из..”, игнорирует его религиозную иудейскую принадлежность, будто он и не соблюдает мицвот вообще. Эта тема – вне упоминания, а если и упоминается – то в не слишком благосклонном тоне. И, несмотря на то, что большинство евреев в Израиле соблюдают все (или большинство) мицвот, этот факт полностью игнорируется и общая атмосфера в общественном пространстве – “улице”, государственных институтах и в стране в целом – совершенно светская. Так и ощущается, что религиозные евреи это какое-то исключение, нонсенс в израильском обществе. Государственные СМИ выражают этот дух и задают ему тон.

В Еврейском государстве, которое мы описываем в этих статьях, ситуация обратная: даже не вмешиваясь с личные дела и предпочтения конкретного человека можно полностью изменить общественный дискурс и общую атмосферу. Одна из задач Еврейского государства – создавать обстановку веры и соблюдения традиции (пусть даже культурной, но не формальной, а имеющей большое значение и смысл), относиться к Торе и соблюдению мицвот как к естественной и принятой норме, даже если и не все такие. Когда общая обстановка в обществе еврейская, и еврейская вера занимает в ней свое почетное место, само по себе получается, что граждане перестают стесняться своей еврейской сути и начинают тянуться в еврейскому мировоззрению и образу жизни. И всё это – без малейшего принуждения и наказания, без какого-либо ограничения свободной воли индивида.

Мы рисуем картину, которую не так просто достичь, необходимо широкое и детальное обсуждение.

В следующих главах мы нарисуем образ современного Еврейского государства, описывая различные его министерства. Тогда станет ясно, что следует исправить в каждом министерстве и как оно должно влиять на наше настоящее Еврейское государство.

 

Глава основана на статье рава Гинзбурга “Мциют, Ãлаха, Каббала” в книге “Малхут Исраэль“, том 1.

Автор: р. Йеhуда Гершкович.